Регистрация
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?

Detailed http://www.pokerstripworld.com casino background overview of casinos and games evolution.

Светлогорская поэзия, выпуск 1

8 июля 2012 - Администратор

Стихотворения светлогорцев Л. Манаковой, А. Тощева, А. Климова, Владимира и Елены Банниковых, Евгения Дорофеева и Галлерия Гуревича.

Составитель: Юрий Журавлев

ДЕКАБРЬ

Л. Маналова

Очнулась, ...вздрогнула — Декабрь передо мной.
Стоит и смотрит теплыми глазами.
Заснеженный и чуточку хмельной,
Как будто что-то было между нами.

В недоумении замерла как быть?
Ведь я его ждала колюче-злого,
А он пришел утешить, полюбить
И молча ждет взволнованного слова.

Я, от смущенья губу закусив,
Смотрю в Декабрь огромными глазами,
И думаю: «Ах, как же он красив!»,
А я его встречала со слезами.

«Обманщик» — промелькнуло в голове,
Прильну к нему, а он ужалит стужей,
Ведь вижу, что-то прячет в рукаве,
Но так уж по-медвежьи неуклюже.

И все же, страх сглотнув, я подошла,
На цыпочки, как девочка, привстала,
Вкруг шеи руки тесно обвила
И нежно так Декабрь поцеловала.

И он, глаза закрыв, легко вздохнул.
«Ну, здравствуй!»—прошептал.-"Прости. Я пьяный"
Рукой — в рукав и перстень протянул:
«Надень его на палец безымянный».

«Нет, лучше сам!». Я руку подала,
И он его надел так осторожно,
Как будто я не женщина была,
А... передать словами невозможно.

«Будь счастлива, носи это кольцо,
Оно прозрачно, люди не осудят,
Что ты со мной бывала под венцом,
Тебе ж моя любовь спасеньем будет.

Когда уйду иль сделаюсь иным...
Каким? Ты знаешь, не хочу об этом,
Иначе чувство жгучее вины
Все омрачит, ведь я, увы, не лето!»

Вздохнул Декабрь опять, скрывая боль,
И простонал «Люби меня, родная!
А мне теперь всегда к тебе позволь
Являться смело, сути не скрывая».

Кивнула я. Зачем сейчас слова!
Он здесь, со мной, в мои ладони дышит,
А значит, в жизни новая глава
Пошла, Декабрь ее напишет.

Предчувствую, как ночи напролет
Мы будем говорить с ним откровенно,
А час когда прощанья подойдет,
То выпьем и поплачем непременно.

И мой Декабрь простит меня опять,
Что с ним еще готовиться я буду
Свой Новый год неведомый встречать
И провожать, который не забуду.
 

* * *

Л. Маналова

Мрачно воет жесткий ветер,
С крыши снежный бьет покров.
И мне кажется, что в свете
Нет ни радости, ни снов.

Одиночество безмолвья
Заполняет вес собой
И пульсирующей кровью
Пробуждает непокой.

Непокой уносит веру,
Затаенный сеет страх,
И я пячусь уж к барьеру
В острых стрелах и шипах.

Вдруг затылком ощущаю
Четверть шага до конца.
Миг, замру... и здесь срываю
Маску слабости с лица.

Что тоска что непогода?
Одиночество? Все ложь,
Когда миг один на свете —
В этом мире и живешь!



МЫ СВЕТЛОГОРЦЫ

Галлерий Гуревич

Зима забрала в свои руки ключи,
Теперь десять месяцев снег и морозы.
В объятиях долгой полярной ночи
Мечтаем услышать весенние грозы.

Мы — Светлогорцы! Мы любим песни,
И в нашем клубе девиз таков:
«Идти по жизни не интересно
Без звонких песен и без стихов».

Пусть вьюги свистят, словно черти в рожок,
И пусть нам нелегкая доля досталась,
Но мы соберемся в свой тесный кружок
И дружная песня разгонит усталость.

Пусть летом гнус, а зимой холода,
Мы все испытания выдержим стойко.
Когда ж все турбины раскрутит вода,
Мы с песней уедем на новую стройку.

СЕВЕРНАЯ ЛИРИЧЕСКАЯ

Галлерий Гуревич

Погода сорвалась, нарушив статистику где-то,
У нас, вдруг, на редкость и теплый, и ясный денек.
Прощальный аккорд, может, осени, может быть, лета,
И скоро раздастся последний звонок.

Завьюжит зима, заморозит и снегом
Засыплет последний кусочек земли,
А мы остаемся на краешке света,
Не скоро вернутся сюда корабли.

Когда рядом чувствовал руку надежного друга,
Всю тяжесть тревог и забот можно стойко стерпеть.
И сердцу теплей за чертою Полярного круга,
Коль лето придет и уйдет, не успев нас согреть.

Растает, как дым, краткий миг заполярного лета,
Лед рек, бездорожье тайги нас поймают в капкан.
Опять остаемся на краешке света,
Вся наша надежда на маленький труженик «Ан».

Вдоль круга полярного тянется тоненькой змейкой,
Неся в Ледовитый кристальную душу свою,
Позвавшая нас заполярная речка Курейка
И нас затянувшая в светлую эту струю.

Пусть где-то нас ждут и тоскуют, кляня расстоянья,
Пусть где-то там райские кущи, тепло и уют.
Нас греют сполохи холодных полярных сияний
И трубы ветров нас по Северу дальше ведут.
 
ПЕРЕСТРОЙКА

Владимир и Елена Банниковы

Перестройка, перестройка —
Эх, лихая птица-тройка!
Да еще когда возничий,
Александр Городничий.
Тут раздумывать не надо,
Тут механика проста:
Все, что До — исчадье ада
И аллюра три креста!
Демократии широкой
Привлечен сознанием масс,
Против кто — того по боку,
На того готовь приказ.
Новгородским вечем, что ли,
Призван стать наш коллектив.
Нет! До крови и до боли
Соберу я свой актив.
И собрал, и уничтожил —
Было что,того уж нет.
На главу свою возложил нимб.
От нимба странный свет.
Озарил он перестройку,
Но куда ведет она
Удалую птицу-тройку, —
Ни покрышки ей, ни дна!

 
* * *

Галлерий Гуревич

Ну отчего на сердце муть?
Ведь и мороз всего чуть-чуть,
И снег лохматый щедро сыплется с небес.
Совсем не виден млечный путь,
Но что-то не дает заснуть
И разобраться хочется в себе.
А что сюда нас привело?
Не только трасса чьих-то слов,
Не только зов неясных снов.
А свежесть рек,
И пеной брызжущий порог,
Тайги кристальный уголок.
Еще нехоженность дорог
И чистый снег.
Нас здесь по пальцам перечесть,
Здесь сразу видно кто ты есть.
Опасность, риск за нами ходят по пятам.
Сюда не ходят поезда, не мчат автобусы сюда
И летом редко корабли заходят к нам.
Здесь развлечений нет у нас веселых,
И быт наш здесь на удивленье прост.
Но я: люблю свой северный поселок
С названьем романтичным Светлогорск.
А что нас держит здесь года?
Щедрая природы дань,
Сияний ярких красота иль вьюги вой?
А может длинные рубли
Здесь Богом брошенной дали
Нас, как сугробы, замели и с головой.
Ну что-то есть у нас внутри,
Что говорит тебе, смотри - не раскисай!
Себя взбодри и не зевай.
Здесь с гор стремится снежный вал,
Трещит от холода метал
Но из души идет сигнал - не пасовать!
И путь сюда от отпусков так долог,
И трудно улететь от южных гор,
Но я люблю свой северный поселок
С названием романтичным Светлогорск.
А что запомним мы, когда
В свои вернемся города,
Когда Полярная звезда уйдет с небес?
Ни зелень сочная полей, ни сель,
Ни соль, ни синь морей
Не заслонят от нас скрежетов и здесь.
И вспомним мы через года, то время трудное, когда,
Чтоб не терять свое лицо мы шли на риск.
И чья-то верная рука сумела поддержать слегка,
Когда фортуны колесо качнулось вниз.
Расскажет в новостях метеоролог,
Что над Таймыром вновь трещит мороз,
И вспомню я свой северный поселок
С названием романтичным Светлогорск.

 
СТРОИТЕЛЬСТВО КУРЕЙСКОЙ ГЭС

Галлерий Гуревич

Шарик под макушкой льдов ошалело вертится,
Скалит зубы заполярный лес.
Нам, ребята, нужно здесь, верится — не верится,
Быстро строить Северную ГЭС.

Сверху дали сжатый срок.
Жмет Бажанов всех нас впрок.
Хоть и не сторонник он чудес,
Что ж, теперь в лепешку нос,
И придется нам всерьез
Быстро строить Северную ГЭС.

Возмущаются балки, жмут их стены потолки,
Все хотят комфорт и колорит.
Все кричат: «Жилье давай, ведь жилье — дорога в рай»,
Но в воротах наш Третьяк стоит.

В мире денег — не до снов,
В думах Будкин и Носков,
Слишком строг уж банковский закон.

Даже мудрый Пфафенрод грустно жал в раздумье рот:
Где же взять нам лишний миллион.
Много здесь людей бывает, прилетают, улетают —
Типы, что во сне, что наяву.

Вот кто на голову на нашу
Сбросил Бондарева Сашу, —
Видно это шутки ЦРУ.

Промелькнул еще один
По фамилии — Журбин,
Прибыл на гастроли из Москвы.

На язык ужасно бойкий,
Скачет целый день по стройке,
Будто всадник, но без головы.
Если слабый или хил, стало круто и: завыл,
Мол, зачем в такую глушь залез.

Брось стонать. Твои друзья,
Посмотри: и он, и я
Быстро строят Северную ГЭС.

Друг Таран бетон дает,
Друг Кловацкий скалы рвет,
Коскин, друг, в прорыв ведет БелАЗ.

Селезнев, наш общий друг,
Взял в бетон Курейку вдруг,
Чтоб вода, как море, разлилась.

Скрежет гусениц, рев кранов и бульдозеров
Будят сонный заполярный мир.
Славят так на свой манер
Свой железный УМР,
Там, где Снисаренко командир.

Нет ночей, нет отпускных дней, не видим выходных
Но зато поверьте нам ей-ей!

Наша Заполярная, малая ударная
Будет в срок и — никаких гвоздей!
 
АГЕНТ 007

Галлерий Гуревич

В Вашингтоне в Белом доме все ж пронюхали секрет,
Что в поселке Светлогорске, где морозы, спасу нет,
Где внедрили коллективный, очень путаный подряд,
Скоро будет пущен первый крайне важный агрегат.
Шеф разведки ихней в штатах — очень страшный человек
Супостаты, супостаты — нашей власти враг навек.
Нам решил испортить праздник и сорвать нам пуск совсем
И забросить нам агента с номером 007.
Все его на свете знают, он пройдоха и нахал,
Он в метро и всех трамваях соблазнял и разлагал.
Он без промаха стреляет, он коварен и умен,
Вот кого нам засылает на заданье Вашингтон.
Он прилетел на НЛО в 25-е число.
Как узнал он как проклятый, что мы заняты зарплатой,
Что нам не до ЦРУ, что мы делим КТУ.
Слез с тарелки очень ловко у входного оголовка
И внедрился вражий кит в наш советский коллектив.
Рябов к делу приобщил Вашингтонские бумаги,
И Журбин не раскусил, дал ему кровать в общаге.
Соболевский по талонам обеспечил его всем,
И стал у нас своим совсем враг под шифром 007.
Выполнять свое задание он начинал исподтишка —
Для начала сжег бытовку в нужном всем УПТК.
Убедился, что к пожару отнеслись спокойно все
И тогда задал нам жару на рабочем колесе.
Колесо в огне пылало, нас лишив надолго снов,
А подозрение упало на невинных пацанов.
Враг был хитрый, искушенный, ловко так запутал след,
А против зрелого шпиона, что, мол, школьный педсовет.
Думал враг, что он добился, и других не надо мер,
Но колесико вкатили в мастерские УМР.
Две недели, стиснув зубы, шлифовали жженый круг,
Под шерхебель и зензубель, под кувалду и матюк.
Шеф завода долго мерил и открыл такой эффект,
Что пожаром устранили крупный заводской дефект.
Что у них там на заводе мало места для него,
А у нас огня и места сколько хошь на ГСО,
Но мало все ему, заразе, знать, шустрил не за гроши,
Сжег злодей вагончик связи, с миром связи нас лишив.
И опять все так обставил, до чего же ловок гад,
В этот раз мальцов подставил, опозорив детский сад.
Плакал Мамонтов как брату Коперсаку на груди,
«Мол, сожгли родную хату малолетние враги».
А шпион мрачнее тучи - от пожаров лишь прогресс,
Вместо шаловливых ручек стал в поселке АТС.
Враг притих, враг затаился, враг удобный ждал момент,
А тут и случай объявился, вдруг закончился цемент.
И с погодой плоховато, что влияет на зарплату,
И вдобавок, как назло, на бетон не повезло.
Бригадир мусолил грифель, все сидели на тарифе.
Побросав машины, краны, обсуждали свой провал.
А шпион, привыкший в штатах жить на кругленьких зарплатах,
Не привык к решеньям нашим, дрогнул и запсиховал.
Вражья сущность проявилась, враг не вынес катаклизм,
Он кричал: «Скажи на милость, где ваш этот гуманизм?»
От того в Игарском банке вам зарплату не дают,
Потому что в Светлогорске мало водки продают.
Он ругал наш образ жизни и порочил наш подряд,
И кричал, что не удастся запустить нам агрегат.
Но с этим делом сел он в лужу,
Он еще не знал, элодей, что мы такие:
Чем нам хуже, тем мы крепче и сильней.
Что тут для нас было, как надо —
Агрегат важней награды.
Если б вдруг для агрегата не хватило бы воды,
Наша славная бригада по условиям подряда
Колесо смогла в руками раскрутить туды-сюды!
Понял враг, что он раскрылся и, конечно, рассердился,ощерился
Озверился, принял стойку каратэ.
Тут ребята все смекнули и хотя ряды сомкнули,
Но бросаться не рискнули, даже храбрые и те,
Чтобы первому решиться не охота никому
Попадешь еще в больницу, потеряешь КТУ.
И тогда пошли за ломом, лом всегда на высоте,
Против лома нет приема даже в ихнем каратэ.
Кто-то сзади изловчился, ломом темечко достал
И тогда враг надломился, дрогнул, сник и побежал.
А за ним толпа валила - локоть к локтю, дружный ряд
Где уж где, а в драке сила — коллективный над подряд.
Мчавшись мимо магазина, он проговорился гад,
Что это он когда-то мину подложил под винный склад.
Что теперь на праздник будем мы без выпивки совсем,
И что мы долго не забудем про агента 007.
Ну, они своих агентов берегут наверняка,
Вон уже висит тарелка у четвертого бычка.
Видно там на тренировке он потратил много сил,
Потому что он в тарелку слишком ловко заскочил.
А ребята шли скачками, спотыкаясь на бегу,
И грозили кулаками убегавшему врагу.
А в ответ неслось упрямо, сквозь космическую тьму,
Что-то там про нашу маму, про подряд и КТУ.
БАЛЛАДА

В память об Олеге Самойлове,
погибшем в Афганистане


Галлерий Гуревич

Средь кедров, елей и берез
Простой мальчишка в школе рос.
Он подлость не любил и ложь,
За правду дрался он до слез.

С друзьями он ходил гурьбой
И трепетно любил он мать.
И тайно он грустил о той,
Что не посмел поцеловать.

А в девятнадцать лет мечта летает,
Ведь это же рассвет, а не закат.
А в девятнадцать лет так обжигает
Мальчишеские руки автомат.

А зарево на юге так красиво,
И разворот на юг берет десант.
А под крылом сверкают вспышки взрывов,
А под крылом лежит страна Афган.

Окончились безоблачные будни,
Олег, тебе б в войну еще играть.
А в девятнадцать лет — на пули грудью,
Такого в школе не предугадать.

Война — не красная девица,
Не выберешь любить или не любить.
Ну, а Афган — коварная граница,
Границу эту надо перекрыть.

Стреляют бородатые душманы,
Предательски укрывшись меж камней,
И хлещут криком, болью, кровью раны
Твоих, Россия, юных сыновей.

А на войне все может приключиться,
Там в свисте пуль вопрос: «Быть или не быть».
Ну, а Афган, коварная граница,
Границу эту надо перекрыть.

Тебя такому не учили в школе...
Ты сигаретой делишься с ним днем,
А ночью он берет обрез под полу
И в спину бьет предательским огнем.

А кровь из раны хлещет так упрямо
И голову сжимает у виска...
«Мне больно, очень больно, слышишь, мама!!!
...Ах, мама, мама, как ты далека...»

...Олег, очнись, Олег,
Ну, что же ты, Олег!?
Ты вспомни милый север,
Курейский чистый снег.

И школьную ватагу,
Как с криками неслись.
Вперед, Олег, в атаку...
Ну, что же ты молчишь...

Лежит под красным кумачом мальчишка
Он-то не причем,
Что быстрый бег чужих ракет
На эти горы лег бичом.

Ты там годам закончил счет,
А здесь, в тайге, рыдает мать
И та, которую еще
ТЫ не успел поцеловать.

Ты там обрел невольно
Навеки тишину,
Мальчишка, с парты школьной
Заброшенный в войну.

Ты долг исполнил честно,
И ты погиб в бою,
Но занимает место
Ровесник твой в строю.

Из жизни ты ушел,
Но памятью храним —
Живет родная школа
Под именем твоим.

Ты жребий потянул своей рукою,
Ни школа не вмешалась, ни семья...
И на вопрос: «Кто путь врагу закроет?
Ты сделал шаг вперед и крикнул: «Я!»

...А матерям в России часто снится,
Как падают в Афгане их сыны.
Какому богу нам молиться,
Чтоб только больше не было войны...
 
СОЧИНЕНИЕ
«По стране шагая бойко,
С лавные верша дела,
Докатилась перестройка
И до нашего села
»

Учитель с трепетным волненьем,
Шел на урок в четвертый класс
И дал ребятам сочинение
Про перестройку и про нас.

Не понял класс его волненья,
Чубы вихрастые чесал,
И вот какое сочиненье
Четвероклассник написал:

Вчера пришел с работы папа,
Сразмаху бросил шапку на пол.
По попе шлепнул с братом нас,
И начал маме свой рассказ.

Из центра к нам приехал дядя
Учить нас всех, как жить нам надо.
Он в центре там был лишь капрал,
А здесь, в тайге, стал генерал.

Он там и выговор имел,
Так как работать не умел,
И разбазаривал без дела,
Добро народное налево.

Но как поднялся в небеса,
Так с ним случились чудеса:
Родился бюрократом стойким,
А слез как лидер перестройки.

За шесть часов, что к нам летел,
Сам перестроиться успел.
Не с ним одним Аэрофлот
Такое чудо выдает.

А здесь ему, пожалуйста —
Автомобиль и рацию.
А здесь ему, пожалуйста —
Включить в администрацию.

А здесь ему, пожалуйста,
Сто привилегий — разностей.
А здесь ему, пожалуйста,
Права, но — без обязанностей.

И он большой насос включает,
И права свои качает.
Он ни за что не отвечает,
Но премий много получает.

При этом всех он поучает
В том, что сам мало различает.
Не компетентен, но при том
И первый «зам», и первый «пом».

В поселке он второй лишь год
Но в доме каменном живет.
На лбу очки, во взгляде вата —
Обычный облик бюрократа.

А вот по телевизору,
А вот на конференции
Мы всех на воду вывели
Без всякой индульгенции.

И воем нам было сказано
Самим Михал Сергеичем,
Что гнать давно их надобно,
Ни сколько не жалеючи.

И от себя добавим — пачками,
Причем, метлой, причем, припачканной.
Причем, давно, причем, подальше,
Чтоб в жизни было меньше фальши.

Они ведь так или иначе ли,
В системе нашей так освоились,
Что, как трясти их в центре начали,
То быстро к нам переустроились.

Закончил папа свой рассказ
Тем, что теперь уверен стойко —
Не перестройка здесь у нас,
А лишь пока переустройка.

Учитель все это читал,
Таблетки пил и все вздыхал.
Когда же съезд учителей
Научит, как понять детей.

Ну, а пока, как быть ему:
За эту вот переустройку,
Пятерку ставить пацану
Или, на всякий случай, двойку.

А для себя составил мнение —
Момент ответственный настал,
Раз вот такое сочиненье
Четвероклассник написал.
 

ПРОЩАНИЕ С СЕВЕРОМ

Владимир и Елена Банниковы

Тюлем занавешенное небо —
Светло-серо-черная игра...
Сумеречно-призрачная небыль —
Севера весеннего пора.
Жарким светом вечное светило
Разожжет безумных красок бал.
Разгорелось, смялось, отыскрилось
Затухает шумный карнавал.
По полянам сроненные шали
Запестрели ягодной брызгой,
Гулки и прозрачны стали дали,
Дарят вялым сумеркам покой.
Лишь осинки, как прощанье лета,
В пурпуре кровавом да листвяк
В золото червонное одеты,
Да гусиный плачущий косяк.
Не дождусь я следующего года
Сердце, разрывая пополам,
Жалобно позвали пароходы
К незнакомым маетным делам.
Сердца здесь оставив половину,
Как негласно мне велит закон,
Разорву сомнений пуповину.
Жизнь поставив ставкою на кон.


КУРЕЙСКАЯ

Владимир и Елена Банниковы

Лиственницы зданий ритмы стройки ловят,
Для порогов пенных этот грохот внове.
Нам сказали: "надо", мы сказали: "будет".
Пусть турбин катушки бес Курейский крутит.

Здесь графит когда-то каторжане рвали,
Кирками их злые вьюги отпевали.
Да тунгусы кетов на порог Горелый
Лайбы кратким летом приводил умело.

Но, упершись дружно, где была стремнина,
На руках натруженных вздыбилась плотна.
И близка минутка, с древним шумом споря,
Лиственницы чутко примут всплески моря.


СЛУЧАЙНО В СВЕТЛОГОРСК

Владимир и Елена Банниковы

Так часто бывает : сижу на вокзале —
Гудки объявлений и люди сновали...
Приход твой, знакомства — их много в дороге
И басни про снег, комаров и пороги.
Случайная встреча, случайное слово,
Но адрес твой странный мне вспомнился снова.
В краю гиблых топей, морозов, озер,
В безлюдье полярном стоит Светлогорск.
В уюте домашнем, в налаженном быте
Слова твои скоро бы были забыты.
Но вечером раз в новостях "Маяка"
Вдруг слышу, что там, где Курейка-река,
Случайная встреча, услышана новость,
И адрес твой странный мне вспомнился снова.
В краю гиблых топей, морозов, озер,
В безлюдье полярном растет Светлогорск.
С каких это пор мне навязчивой стала
Дурацкая мысль, чтоб начать все сначала.
И вот, как в бреду, я стою у вокзала,
И помню, как только губами шептала:
"Пожалуйста, мягкий, купейный иль общий".
Пускай самолетом к назначенной точке
В край гибельных топей, морозов, озер,
В полярную ночь, где растет Светлогорск.
 

ВЕСЕННЕЕ

Александр Климов

Неважно, что живем мы вдалеке,
И самолетик редко над тайгою.
На говорливой северной реке
Мы строим ГЭС, и мы ее построим.

И пусть пока здесь только тает снег,
Поет весной глухарь свои частушки.
И слышен далеко ребячий смех,
И лай собаки на лесной опушке.

Не дожили еще мы до «Орбиты»,
Ансамбли и певцы не часты тут.
И двери в детский сад еще закрыты,
Но раздвигая лес, дома растут.

И белым сном встают над нами горы,
Герои книг приходят в наши сны.
Мы строим ГЭС, мы строим жизнь и город,
И в жизни не боимся крутизны.

1979г.

ДЕТСКИЙ СПОР

Владимир Банников


В детском садике у горки
Разгорелся жаркий спор,
А завел его Егорка,
Этот детский разговор.

— Лично я пойду в шоферы, —
Молвил маленький Илья, —
И начну крутить аферы,
Без афер прожить нельзя.

— Нет! Лучше выгнать самогонку, —
Молвил маленький Антон, —
В самогонке больше толку,
Ох, и ловкий, братцы, он.

Самогоном крыши кроют,
Строят дачи, льют бетон,
И пруды на дачах роют,
Он всесильный —самогон.

— Буду шить наряды бабам, —
Говорит другой пострел. —
Мужу с бабой нету слада,
Вот мой папа преуспел.

Толще баба — больше шику
Четвертной и - вмиг сошьет.
Хоть тому Кардену в пику,
Только жалко — все пропьет.

Все кричат и спорят громко,
Только несколько ребят
Рты открыв, стоят в сторонке,
И, насупившись, молчат.

— Что молчите, короеды, —
Подступила к ним орда.
Им ответил малый Федя:
«Вот уж, в инженеры — никогда

Арифмометр и ручка,
Взносы в общество ВОИР,
Жизнь с аванса до получки
На обед всегда гарнир.

Подросту пойду в зав. базы...
Буду есть всегда икру,
И, конечно, папу сразу
Я с работу заберу».
 

КУРЕЙКА

Евгений Дорофеев

Курейка! Гордая, шальная!
Чиста сибирская река.
Из недр загадочного края
Течет, могуча и легка.

В земле, пробив себе дороги,
Раздвинув скалы и тайгу,
Летит она, и лишь пороги
Ее взрывают на бегу.

Мельканье брызг
Упав на камни,
Она взлетаем до небес.
Так это дерзко и упрямо,
Как будто в ней играет бес.

1987г.



* * *

А. Тощев

Мороз — под сорок пять, но
взмокла телогрейка,
Встревоженной тайге
зимою не уснуть.
Притихла подо льдом
строптивая Курейка,
Готовясь мир весной
волною захлестнуть.
Сомкнет бетон над ней
свои крутые своды,
Завьет волчки турбин
Курейская вода,
И оживут в тайге
поселки и заводы,
К ним пульс рабочих рук
направят провода.

1987г.


 

Похожие статьи:

Стихи и песниСборник стихов «Первопроходцы» (часть 3)

Стихи и песниСборник стихов «Первопроходцы» (часть 1)

Стихи и песниК пуску третьего гидроагрегата

Стихи и песниСборник стихов «Первопроходцы» (часть 2)

Немного историиСветлогорск растет

Рейтинг: 0 Голосов: 0 2975 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!

← Назад